Ничего лишнего. Только то, что нужно.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:57 

вектор
Venomthrope

Привет, парни.
Парни,я пошёл


21:30 

вектор
Пневмопочта.

22:54 

Не natura creata

вектор

"Это не natura creata и не natura naturata et creans, но чистая natura creans et non creata". Бахтин.

Сегодня вспоминаю Смоленск особенно.


05:32 

Метафорически?

вектор
Усердно зажмуривая во сне глаза и думая о том, что неплохо бы, чтобы всё было хорошо, произнесла внезапно-рассудочно: "Тогда нужно выпустить минотавра".
В это время камера показывает игрушечный самолетик, более похожий на обломок шпиля, который летит внутри большого пассажирского самолета через какой-то несуществующий городок Японии домой, судорожно стучась о стенки. В сонную Москву.
А нужно ли.

22:45 

вектор



Север не найден.


Эта страница сейчас недоступна. Повторите попытку позже.

21:38 

вектор
Матвей нарисовал картину. Кс сказала ему, что похоже на кровь, а он поправил: "Кровь из носа". Удивительное цветочувство. Мой брат - художник. И собрал машину, которую можно поставить на любую грань, и она поедет. Со всех сторон колеса. Это по мне.


В голове слово "кобальт". Хочется наесться краски их тюбика.
Точка-точка-тире.

22:29 

вектор
Через город, заплескиваемый воем сирен.
Все деревья, самые тонкие ветви и неуверенно-корявые стволы рефлексируют алым.
Мысли не толпятся в пустой наспех причесанной моей голове, и я тихонько надиктовываю письма, которые, пожалуй, не воплотятся на белой пустыне листа.
Сегодня - морозная дрожь стадионного воздуха и унылая, сытая усталость мышц. Два края одного процесса. Бег освобождает от роя мыслей, выделяя из них самые ясные или самые ломанные, но важные. Остановка означает молочно-кислое брожение и эту странную, пожалуй приятную наполненность тела тугим теплом.
Зашкаливает воплощенность, телесность. Ощущение слишком чужое, чтобы воспринимать его с радостью. Тихое любопыство - и переключиться вовнутрь.
Руки, освобожденные от перчаток, с удивлением обнаруживают друг друга не просто зеркальными близнецами. Левая холодновата, и виновато жмется в правой. Правая удивляется, по инерции прокручивая пуговицу.
Минута, выравнивание температуры.
Плеск воды, отключение мимики. Вживание.

Снила. Дома, снова дома. Сегодня осваивалась. Пять этажей, потемневшее, но прочное дерево. Мутный блеск дверных ручек и осень за окном. Дома, дома. Слышно, как падает дубовый лист, хотя дуба я еще не видела и не успела вспомнить.

23:30 

вектор
Слова такие большие, что не помещаются в межстенье, исковерканное полками-ящиками. Поэтому дома молчат. Молчат все, даже те, кому привычно утверждать собственное существование потоком словозвуков. Обрываясь на полуфразе и комкая.
И тем не менее, слова хотят быть сказанными, написанными, воплотившимися. Вспоминаешь что-то важное - выплевываешь в слова, оно становится воспоминанием. Больше никогда - твое.
Нет-нет, на фотографиях это всё не мы. В слепках слов тоже какое-то странное подобие. "Ненавижу всяческую мертвечину".
Простое, как дыхание.
Сиюминутное человеческое слово - еще теплое.
Кто будет вдыхать прах слов, если говоривший не сумел ухватиться за краешек вечности.
Я знаю, почему некоторые человечьи слова никогда не остывают.
Мы греем их повторением.

Боммм. Всякое "бомм" - пустое и гулкое. Только колокольный звон не из пустоты родится.

22:36 

вектор
Этот день я отмечу белым камушком.

21:00 

вектор
И, поднимая трубку, часто слышишь громкий, пусто-насыщенный шум. Белый? Нет. Он совсем другого цвета.
Тогда нужно заново включить телефон, и, убедившись, что назойливые помехи больше не крадут комнатный воздух, набрать несколько цифр.
Равномерные гудки оповестят вечное занято. И за ними совершенно явственно обозначится странный синусоидный звук, который напомнит тебе о сигнализации, о мигалках,
об отпечатках подков на асфальте во дворе.
"В то время как мы, замолчав, старались
Не видеть, что творится в зазеркалье".

19:14 

вектор
Взлетно-посадочная полоса.
Иногда мы встречаемся в одном из ангаров, смешные, с масляным пятном на щеке, в старых вязаных шарфах и спешим улыбаться - так, чтобы ни шарфика, ни куртки, ни бледных рук - только глаза и улыбка, эдакие Чеширы. И в ближайшем флигельке - вечный горячий чай, над которым так хорошо греть руки, и что-нибудь еще на простенькой белой тарелочке.
И я не знаю, о чем говорить. Я научилась говорить только с небом, только с мокрым асфальтом, усеянным огоньками, только с Мартовским Зайцем. Может быть, несколько вопросов о прошлых рейсах (крепче обнять теплую чашку), пара отвлеченных слов.
А потом снова в путь, в путь, в путь.
И за каждым огоньком - очень важное для нас лицо, ямочки на щеках, вдохновенная рассеянность. Может быть, еще как-нибудь - на земле. За чашкой чая. Поговорим.



Девочка в метро. Распластанный черный котенок на коленях. Соннный, Ореховой Соне и не снилось. Этот до боли знакомый каштановый цвет волос с медным отливом, это клочьями рваное каре, песочного цвета полупрозрачные глаза. Старые джинсы, уже того непередаваемого цвета, когда в голубоватый неровными пятнами вплетается светлая охра. Сумка с вещами (не забыть про дыру сбоку), тонкие пальцы.
Здравствуй, милая.
До Красносельской, говоришь?.. на прошлой нужно было сойти и пересесть на другой поезд. Да.. и теперь можно выйти.
Тихий, надломленный голос из-под тонких губ.
- Ну просыпайся же... Тебе что там, спать не давали?.. Просыпайся!.. Приехали.., - как пластилин мять черную тушку в руках, но нежно, нежно, - Проснулся. А поздно. Теперь не успеем выйти.
Котенок снова засыпает, не дотянувшись до меня когтистой гипнотизирующей лапкой. Я смотрю на котенка и судорожно, больно улыбаюсь. А она смотрит на меня и улыбается. Так же, знаю.
Удачи, - выпалить быстро, наверное слишком громко. Она быстро и скомканно что-то отвечает. Будит котенка, набрасывает ремешок тяжелой сумки на плечо. Пауза.
- И тебе.. удачи
Что-то такое же скомканное в ответ, как иногда нервно мнешь в руке самые важные бумажки.
Следующая станция...

22:22 

вектор
Снова слепки сознания, неконтролируемый поток мыслей, как они есть, без обработки. За кадром, конечно же.
Надиктовывается себе, вслух. Видимо, рано или поздно они начнут записываться. Как и все прочее - ради необходимости записывания, иллюзии творческого со-участия. Бывает нужно бросить бутылку с запиской в море.

Странные колебательные движения. Яростные попытки выразить все на свете так или иначе, накопить виртуозности в построении моделей и словесных конструкций (неумение вести конструктивный спор порой расстраивает)
перемежается с умиротворенным молчанием, беспрерывным улыбанием и ощущением блеклости всех слов на земле.

"Отучите меня говорить".
Или научите, на худой конец.


Как это, как это я сегодня видела? "Необъяснимая бессмысленность объяснений" Mushroomer.
То ли не всегда верится в тщету слов, то ли просто нравится в них играть.
Временами.

20:18 

Не ходите, дети, в Африку гулять.

вектор
Непроницаемо-черные силуэты людей, выплывающие из-за декораций деревьев. Чинная процессия желтых огоньков и кусков железа - дорога. Одна за другой, металлические коробки в желтом свете двигаются в противоположных направлениях. Медленно, механистично, с выдержанной дистанцией.
Дальше - темнота.

Белый свет теперь такая редкость. Голова отказывается корретировать баланс белого, и глаза передают ей желтый (теперь особенно желтый свет ламп), голубой свет неба, кладущий отпечаток на все то, что лежит под ним, синеватый флюоресцент.

Спокойствие из-под опущенных ресниц.

На столе листья, одни из тех, о которых сейчас так много слышно (калейдоскоп цветовых ощущений, бесконечная карусель насыщенности), принесенные мне с утра вместе с дребезжанием дверного звонка.
Смотреть напросвет, видеть, ощущать цвет, структуру (один с небольшими отверстиями, такая странная ассоциация, никак не укладывается в слова). Кто говорил, что осени никогда не будет? Я спрашиваю вас, кто?


Nota Bene. Руки удивительно красивы. Мягкий свет, бархатность теней, руки, струны, скрипки, виолончели. Еще раз выбраться послушать и посмотреть струнный оркестр - непременно.

23:53 

Про Кс и на ночь глядя

вектор
Нет ничего лучше, чем письма (короткие или длинные, со словами или картинками) на ночь глядя.
Даже в цифровой, неживой форме. Сколько бы я не любила танцующих на листе буквенных знаков, торопливого или прилежного почерка.
Вот кто-то наполнил двоичный код смыслом (прекрасная, милая и забавная учительница по русскому ли в час ночи пишет о своих "домашних и не домашних, наверное, диких" делах, или как сегодня, череда черных и белых пикселей от Кс), и вот оно, живое (я почти вижу его написанным на бумаге) письмо.

Конечно, я попросила разрешения. В условиях значилось только то, что если пригласят на выставку (это деланно серьезным папиным голосом), то первую - непременно в подъезде (добрый, звенящий, обволакивающий Ксюшин голос).

Более предисловий не будет. Разве что замечу, что у Оксаны глаза серые, с дрожащим блеском, глаза лани, одни из самых красивых, что я когда-либо видела.

Работы Оксаны.

03:59 

вектор
Сонно, но сосредоточенно набирала в строке поиска "Лошадей с голубыми глазами не бывает?"
Рука дрогнула на середине. Испугалась. Ну кто же так спрашивает. Стерла.
"Бывают ли лошади с голубыми глазами?"

А почему, собственно, нет? Откуда ты взяла это?

Бывают, конечно. Бывают.
И на ночь даже сказка о лошади с голубыми глазами (у неё были длинные ресницы цвета коры каштанового дерева).

Бегают они там. Табунами. А ты на суслика смотрела, а не лошадям в глаза. А правда, кажется, что все они кареглазые. Кажется.
Бывают, конечно)

20:37 

Пара слов, которые уже не хотят скрываться от общественности

вектор
Достоевский.

Я вижу этот город, вижу его так, словно всю жизнь в нем живу. Его не найти сегодня на карте, его нельзя было найти и во времена самого писателя. Его можно угадать в паутине переулков.
Можно. Обронив нить, держась за которую действительность может оставаться собой. (Часто. Выходит, очень и очень часто. Даже легкой задумчивости достаточно...)
Чем он явственней, тем более похож на мираж. Чем больше ступенек, стен и прохожих ты видишь, тем кажется легче моргнуть пару раз и развеять видение. Чем облеее осязаема липкая грязь на столах в распивочной, тем более фантастической кажется эта маска города.
Я наблюдаю за ним со стороны.
Так странно. Места, где могу почувствовать себя действительно дома, так далеки от понятия домашнего уюта. Что-то в душе неладное творится, опечалена, встревожена? Нет, кажется. Нет.
Дом - там, где ты не можешь стать частью обстановки?

Сегодня была на "заброшенном городе" в цехе красного. Снова ощущение "я дома". Поиграла на сломанном пианино. Если эти звуки, которые оно издает, вообще можно назыавать игрой. Хотя ,если половина клавиш никак не отзывается на нажатие... Впрочем, я и так не умею играть. Пока что.
Я видела все до одного молоточки.
Все думала, что когда приеду, выставку уже будут демонтировать. Неплохая привычка - ходить в день закрытия.

Инструмент

23:05 

вектор
Устойчивое ощущение ненастоящести.

Кто-то укутал все в целлофан.

04:17 

О мироощущении ребенка.

вектор
Случайно напала, нет, не на книгу, на упоминание о книге Михаила Дымова «Дети пишут Богу».
Детишкам задали вопрос: "Что бы вы хотели спросить у Бога/о чем бы вы хотели попросить Бога/что сказать Ему?" Дети в возрасте от шести до десяти лет.
Среди фраз, которых можно было ждать (читайте: "За что Ты наказываешь добрых людей?") и просьб "Пожалуйста, сделай так, чтобы мой папа вышел из тюрьмы", есть откровенно циничные (взгрустнулось), и довольно интересные. Последние и приведу в небольшом количестве.

Давай договоримся, Господи, я верю в Тебя, Ты – в меня. Ляля, 2 кл
Давай встретимся до смерти. Юра, 2 кл.
Ну а теперь Ты бы создал во второй раз человека? Олег, 3 кл.
На земле столько бед и страданий, чтоб людям не жалко было умирать? Игорь, 4 кл.
Изуми меня, Господи. Артур, 3 кл.


Смешанные чувства. Вопросы или наивно-несуразны, или насмешливы, или действительно глубоки.
Первое пройдет, второе расстраивает, третье вселяет надежду.
Надо приглядываться к детям.
"Все страньше и страньше".

А что бы вы ответили на вопрос дяденьки автора во втором классе?

02:45 

вектор
То чудесное состояние, когда просто хочется писать. Не марать бумагу или выполнять что-то, а писать долго и с упоением.
Самое забавное в этой ситуации то, что ничего я так и не напишу - оперативной памяти, оставшейся на без двадцати три, как раз хватает на то, чтобы как следует прислушаться к ощущениям и подумать "Да, как это все-таки здорово".

Слушаем дальше. Ждем. Если появится что-то вроде "срочно необходимо взять карандаш и кисти", то никакие ограничения в кэше нам не страшны.

23:44 

вектор
С Новым годом, зверики =)

Stranger's

главная